15:00
09/23/2019
Այսօր 7...2
am en ru

Նորություններ
Жизнь длиною в интервью

2013-09-20 11:38

Де-Факто N 04 (2011г.)

5 мая 2011 года  на 78 году жизни скончался известный журналист, теле- радиокомментатор Георгий Георгиевич Саркисянц. Он умер после продолжительной болезни в Боткинской больнице.

Саркисянц был одним из тех, кто создавал отечественное спортивное телевидение. Хотя в журналистику попал  по стечению обстоятельств. Сын советского генерала мог стать профессиональным певцом. После окончания средней школы его готовы были принять в музыкальное училище при консерватории. Но сославшись на то, что часто болеет ангиной, Георгий на прослушивание не пришел. Обо всем этом рассказывал нам сам Георгий Георгиевич  в Боткинской больнице, за несколько дней до кончины. Автор этих строк, вместе с главным редактором журнала "Де-Факто" Гамлетом Гущяном и коллегой журнала "Пенсионные деньги" Александром Хачияном в середине апреля посетил легендарного комментатора и взял у него интервью, ставшее последним в его жизни.

-Георгий Георгиевич, позвольте Вам вручить документ о присуждении Вам звания почетного Доктора Армянской Академии Телевидения за большие заслуги перед армянским народом. Ваш ученик, прославленный футбольный комментатор Гамлет Гущян, с удовольствием сделает это.

-Спасибо Вам большое. Неужели в Армении до сих пор еще помнят меня?

-Конечно помнят. Наш народ никогда не забывает своих достойных сыновей! Где бы они не жили…  

-Мне очень приятно. Я всегда гордился и горжусь тем, что я армянин. Мои предки по отцовской линии чудом спаслись от резни 1915 года, перебравшись из Муша (Западная Армения) в Тбилиси. Из более чем двухсот самых близких родных остались только четверо, в том числе мой отец. Тогда ему было всего 11 лет. В 23 летнем возрасте отец переехал в Москву на учебу и навсегда остался жить тут. В 33 года он уже был Генералом железнодорожных войск, а в 38 лет стал министром советских железных дорог при МТ СССР.

Я был папиной гордостью. Он все время рассказывал мне об истории Армении, о трагической судьбе моего народа. Всегда верил, что покинув свои родные земли, армяне когда-нибудь возвратятся на свою родину Армению. В 1945 году, когда мы победили фашистскую Германию, он свято верил, что Турция, как союзник Германии и как проигравшая сторона, обязательно должна вернуть аннексированные армянские земли. Он не уставал радоваться и повторять: Жора джан, следующий  твой день рождения мы должны отмечать в Муше, недалеко от склона горы Арарат, в окружении большой армянской семьи за чашкой чая из волшебных горных  ароматных трав. “Арарат и причаливший к нему Ноев Ковчег - это самое истинное чудо на свете, спасшее человечество. А  Армения - это совесть человечества перед миром и перед Богом”. Эти слова моего отца я не забуду до конца своих дней. К сожалению, он покинул нас слишком рано, в 1964 году, во время олимпиады в Токио. Это была моя первая олимпиада. Тогда  родные решили скрыть от меня это.  

-Олимпиада в Токио была первой Вашей в журналистской карьере. А сколько всего Олимпиад вы комментировали?

-Я комментировал события 15 Олимпиад, более 30 чемпионатов мира и Европы  по футболу, боксу, тяжелой атлетике и фигурному катанию. А чемпионатов СССР и России более 100.

-Помните свой первый материал на спортивную тему?

-Это была заметка в многотиражке "Ленинградский университет" о боксерской секции, в которой я занимался десять лет и достиг уровня мастера спорта СССР. Первую большую статью о массовой спортивной работе на московском заводе "Калибр"опубликовал журнал "Физкультура и спорт". Серьезно начал заниматься журналистикой в 20 лет, в 1954 году. Тогда я учился в МГИМО. После объединения Института востоковедения и МГИМО я перешел в Ленинградский государственный университет на отделение журналистики филологического факультета. Получил первую практику в газете "Батумский рабочий", в штате газеты "Москва-Волга", печатном органе канала имени Москвы, в журнале "Физкультура и спорт".

-После этих  публикаций Вас и заметили в спортивной редакции телевидения?

-Не совсем так. В 1959 году мне предложили работу в Совинформбюро, будущем АПН. Когда я уже почти согласился, главный редактор журнала "Физкультура и спорт" Петр Александрович Соболев, тогдашний первый вице-президент АИПС, вдруг сказал: "На телевидении нужен молодой редактор с журналистскими образованием, хорошо знающий спорт. Не хочешь попробовать? Поезжай, посмотри..." Что такое телевидение  я в тот момент знал понаслышке, но совет Петра Александровича в итоге оказался для меня судьбоносным.

- В советское  время спортивные журналисты, а особенно телевизионщики, относились к категории небожителей. Интересная работа, хорошие заработки, зарубежные поездки при существующем тогда "железном занавесе". Есть у Вас ностальгия по Советской эпохе?

- Не могу скрывать и скажу честно: да, есть. А как может быть иначе?

Мы с Яном Спарре стали практически первыми спортивными комментаторами на советском телевидении. Потом появилась целая плеяда великих имен: Синявский, Озеров, Маслаченко, Перетурин, Набутов, Махарадзе... Что не имя, то - легенда. Спортивная редакция телевидения по своей  значимости была на уровне тогдашнего Политбюро.Только в отличие от них, нас народ любил, боготворил, потому что мы передавали радость побед наших спортсменов. В спортивную редакцию мог позвонить лично Леонид Брежнев и поинтересоваться, нельзя ли организовать прямой эфир хоккея. Он это попросил сделать меня. А хоккей- это единственный вид спорта, который я никогда не комментировал. Я просто не мог, потому что не любил его. Меня всегда выручали Николай Озеров и Владимир Перетурин, которые лучше всех понимали хоккей. 

-Вы можете назвать себя "голосом" какой то конкретной дисциплины?

-Мне приходилось осваивать многие виды спорта. Я любил и продолжаю любить футбол. Считаю, что как комментатор я сформировался именно в футболе. Произошло это в 1960 году, в День физкультурника. Тогда, помимо праздника как такового, в Лужниках состоялись официальные проводы нашей команды на Олимпийские игры в Рим. Начальство поручило мне написать часовой текст и провести в эфире парад, что я добросовестно сделал. На этом "моя часть" сценария должна была закончится.  Но тут выяснилось, что по каким-то причинам не явился комментатор, который должен был работать на включенном в программу праздника полуфинальном футбольном матче Кубка СССР между ЦСКА и донецким "Шахтером". "Ты футбол знаешь?"- обратился ко мне вбежавший в комментаторскую кабину редактор. –“Знаю”.

 -"Готовься - проведешь репортаж". Я попытался запротестовать, но это было абсолютно бесполезно. Отработал первые сорок пять минут и, признаться, чуть не умер: ребята потом говорили, что я был белый, как полотно. К счастью, во втором тайме меня заменил подоспевший на помощь коллега, ученик Вадима Синявского, Виктор Демушкин, но мое боевое крещение. В перерыве я даже провел легкоатлетический забег на 5000 метров с участием пятнадцати атлетов во главе с Петром Болотниковым.

-Многим кажется, что бокс и фигурное катание - это ваши любимые виды спорта. Это правда?

-Отчасти да, но после футбола. Бокс - потому, что, как я уже сказал, отдал ему почти десять лет тренировок. Кое-чего добился в этой дисциплине как спортсмен и как комментатор. Мне повезло: я работал комментатором в боксе в тот период, когда существовала "золотая" советская сборная, возглавляемая Виктором Ивановичем Огуренковым. Кстати, первым чемпионом Европы из СССР стал Владимир Енгибарян.

А фигурное катание   потому, что это был новый для меня вид спорта, который пришлось изучить. Благодаря телевидению и, смею надеяться, моей работе, он получил колоссальную популярность в нашей стране.

-Георгий Георгиевич, у каждого журналиста независимо от его специализации есть работы, о которых он вспоминает всю жизнь.

-Мне посчастливилось в свое время взять в Женеве интервью у Чарли Чаплина. Горжусь тем, что был одним из немногих журналистов, которому доверял маршал Жуков. Несмотря на разницу в  возрасте, он считал меня своим другом. Если же говорить о достижениях в спорте, отмечу в первую очередь "Футбольное одобрение", которое мы делали вместе с Николаем Озеровым и Владимиром Перетуриным. Достойно выглядела передача "Голы, очки, секунды". 

-С кем из комментаторов было интереснее работать: с Озеровым, Маслаченко или Перетуриным?

-Они очень разные, комментируют каждый по-своему. У Озерова - классическая манера, Перетурин общался более свободно, Маслаченко имел свой стиль; говорил медленно, но уверенно и с пониманием дел. Для меня эталоном являлся Набутов Виктор Сергеевич, отец журналиста Кирилла Набутова. Виктор Сергеевич был удивительной судьбы человек. К сожалению в 1973 году он трагически погиб: просто подавился в бане куском шашлыка. Его помнят только болельщики "со стажем". Наверное, и по сей день в области спортивной журналистики едва ли найдутся равные Виктору Сергеевичу.

-А что Вы думаете о работе комментаторов наших дней?

-У меня к ним несколько претензий. Во-первых, они очень редко говорят какой на данный момент счет. Сравнивать их трансляции с нашими - это огромная разница. Они, по сравнению с нами, дремучие люди. Больше всего я  ценю в специалистах профессионализм. К сожалению, их просто сейчас нет. Потому что уничтожена великая советская школа профессионалов. Надо бороться с дурной модой ди-джейства комментаторов.

-Какой эфирный промах Вы помните до сих пор?

-В моей жизни за почти 50 лет работы в эфире дважды меня отстраняли от микрофона, правда, ненадолго. В первый раз - после Чемпионата мира по фигурному катанию 1968 году в Швейцарии, когда меня обвинили в пьянстве. Тогда, на самом деле, я был сильно простужен и болен. Температура у меня доходила до сорока  градусов. Я почти не соображал, что говорил. А замены не было, экономили на всем. Оправдания мои не были услышали, и я был наказан на 6 месяцев. Второй раз - в 1975 году, когда после победы Ереванского "Арарата" над Московским "Торпедо" я в эфире сказал, что "Арарат" за пять лет в Москве не проиграл ни одну игру: выиграл 16 матчей и в четырех- сыграл в ничью. Моя фраза “Можно сказать, что ереванский Арарат является абсолютным чемпионом Москвы” не понравилась спортивным и политическим чиновникам. В этот раз я был отстранен от работы на три месяца. Такие случаи были не только со мной. Набутов был отстранен от эфира на 2 месяца только за то, что он правильно назвал фамилию японского волейболиста Хиравата. Когда человек работает на большую публику, постоянно находятся те, кому эта работа не нравится.  Если бы я всю критику принимал близко к сердцу, то уже через неделю ушел бы с работы. Ошибки и ляпы ведь есть всегда. Я делился знаниями и опытом щедро и от всей души. Уверен, что по крайней мере, любители футбола, бокса и фигурного катания останутся мне благодарны, и когда наступит время прощания со мной, придут и помянут добрым словом.

-Георгий Георгиевич, давайте не будем о грустном. Вы человек удивительного жизнелюбия и обаяния. У Вас, наверняка, больше хороших воспоминаний, чем плохих. Можем вместе вспомнить что-то хорошее?

-Для меня самым счастливым годом в жизни был 1973 год, когда ереванский "Арарат", моя любимая команда, триумфально победил и Кубок СССР и золотые медали чемпионата СССР. Что тогда творилось в Армении! Слов невозможно найти, это надо было видеть! Вы, наверное, были маленькими, не помните…

-Нет, мне тогда было 10 лет и я все прекрасно помню.

-Тогда Вам повезло, Вы счастливый человек. Между прочим, могу открыть один секрет: из комментированных 25 встреч "Арарат" выиграл 21 и в четырех сыграл вничью. Так что, считаю, я  являлся своеобразным талисманом для армянских футболистов.

-Что Вы можете сказать о нынешней сборной Армении по футболу?

-Вардану Минасяну удалось создать хорошую команду. Сборная Армении молодая и амбициозная. Играет красиво и быстро. Не хватает достойной физической подготовки и игровой дисциплины. Немаловажную роль играет и психологическая подготовка. Наш народ всегда славился высококлассными спортсменами в том числе и в футболе. Бойцовский дух не умер в армянах, напротив, в тяжелое время в наших бойцах-спортсменах просыпается дух предков и они побеждают превосходящие силы противника, как при Сардарапате или в Арцахе. А победы будут! Спорт был частью воспитания армянского юноши. Не зря мы имеем столько чемпионов Олимпиад и мира.

-Георгий Георгиевич, с кем из великих спортсменов Вaс связывает дружба?

-Их было очень много. Самими близкими друзьями для меня были и остались Лев Яшин и Никита Симонян. О Яшине можно говорить годами. Таких людей я не встречал и, наверное, уже больше никогда не встречу. Помню, мне довелось снять хороший фильм о нем. Это было как раз за несколько месяцев до его кончины. Поздно вечером он позвонил мне домой. Я взял трубку и услышал:"Жора, спасибо тебе большое". Дальше - ничего. Он плакал...Потом начал плакать я...

С Никитой Павловичем у меня очень теплые отношения. Именно он устроил самые большие праздники в моей жизни. Уже говорил о 1973 годе. Не удивляйтесь, если скажу, что не менее праздничным было 21 апреля 2002 года. В этот день Армения отмечала 75-летие легенды мирового футбола- спартаковца и араратовца Никиты Симоняна. На стадионе "Раздан" проходила уникальная товарищеская встреча сборной СССР и Арарат-73. Немного постаревшие, поседевшие ребята вновь вышли на свое родное поле. Несмотря на то, что была договоренность о ничейном исходе игры, "старики" вдруг воспряли духом и начали забивать один за другим голы, озадачив тем самым таких вратарей - мастеров своего дела, как Алеша Абрамян и Ренат Дасаев. Я комментировал этот матч с Коте Махарадзе, и надо было только видеть, как мы вошли в роль, вспомнили счастливые молодые годы и комментировали весь матч с большим энтузиазмом и юмором…

-С кем из армянских комментаторов дружите? Кого знаете?

-Обычно не принято использовать слово "люблю", когда мужчина говорит о мужчине. Но в этот раз я сделаю исключение. Я очень люблю Гамлета Гущяна, как человека, как настоящего профессионала. Хорошо знал Сурена Багдасаряна и Славу Саркисяна. Но с ними почти не общаюсь. Дружу только с Гамлетом. Из современных комментаторов знаю только Карена Галояна, заочно. В 2010 году по спутниковому каналу посмотрел Чемпионат мира по тяжелой атлетике, проводившийся в Турции. Тигран Мартиросян стал чемпионом мира и  торжественно поднял там армянский флаг под гимн Армении. Надо было слышать, как кричал от радости Карен и как он плакал. А что там творили армянские болельщики!? Сколько там было армянских флагов, Вы видели!?

-Да я был там, во Дворце спорта имени Ататюрка в Анталии. Я был самым счастливым человеком на свете! Тигран потом сказал мне, что я радовался его победе больше, чем он...

- И  это  очень важно. Именно в этот день, после увиденного, ко мне подошел мой внук, обнял меня и сказал:"Дед, я горжусь, что у меня фамилия Саркисянц, что я настоящий армянин..." Значит, я не зря живу на свете...

 Сергей Мовсисян

заместитель главного

редактора "ДЕ-ФАКТО"

19 апреля 2011 г.

г. Москва, Боткинская больница



Վերադառնալ








Խմբագրական
ՍԵԴԱ ԳԱՍՊԱՐՅԱՆ

2019-07-04 16:31

«Դե Ֆակտո» ամսագրի գլխավոր խմբագրի պաշտոնակատար

Ավելի


Պահոց